«В мире, но не в миру». Воспоминания из 7498 года о паломничестве к предельной старшей пермских староверов – Урал. МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«В мире, но не в миру». Воспоминания из 7498 года о паломничестве к предельной старшей пермских староверов

«В мире, но не в миру». Воспоминания из 7498 года о паломничестве к предельной старшей пермских староверов

Жизнь в современной России вынуждает многих задуматься о том, что надо уезжать за границу. Такие мысли были всегда. В том числе — и в 1950-е годы. Именно в эти годы север Пермской области начали заселять старообрядцы бегунского толка.

«Не место нас спасет, а благий ум». Этими словами приветствовала еще три десятилетия назад, в 7498 году от сотворения мира, инокиня Галина Андроновна — предельная старшая в Чердынском братстве старообрядцев бегунского толка. Встречала она паломников в скромной келье, что в деревне Нюзим на берегу таежной Колвы-реки, в четырех сотнях километрах севернее Перми. Жила матушка Галина, как и подобает староверам «бегунам», без паспорта и любых других документов, не имея никакого имущества — то есть не в миру. За веру отсидела восемь с половиной лет в тюрьмах и поселениях. Ушла в мир иной 4 июня 1990 года от рождества Христова, оставив светлую память — и рукописи, переданные на хранение в Московский госуниверситет.

Не раскольники

Первая заметка о предельной старшей датирована 8 июля 1989 года. Рассказала о чердынской старице и дала ее фотографию газета «Звезда» — орган Пермского обкома КПСС и Пермского облисполкома. Под незатейливым заголовком «В скиту» ваш автор поведал об инокине словами советской эпохи:

«Раскольничья келья встречает гостей подобно обычной деревенской избе: чисто выметенным крылечком и незапертой дверью. В сенях открываем еще одну дверь и попадаем… Чуть не написал — в горницу. Нет! Взору предстает иконостас во всю стену и аналой с лежащим на нем фолиантом, деревянные лавки возле окна и свечки. И приветствует нас сама инокиня Руфина Афанасьевна (имя изменен мною — авт.)»

Через три месяца эти опрометчивые строки снова повели в путь на Нюзим. И «Звезда» напечатала 17 октября 1989 года мою очередную заметку — «Искры Аввакума» с другим фото. О новой встрече и новой публикации попросила матушка Галина, окольными путями выслав письмо в Пермь. Грубой ошибкой в июльской публикации она сочла упоминание о ее вере как о раскольничьей. «Наше наименование — истинные православные странствующие христиане. Мы живем в мире, но не в миру», — поправила инокиня обкомовскую газету. Попеняла она и за то, что названа другим именем. Вместе с Георгием Чагиным, этнологом из Перми, мы пояснили при октябрьской встрече в Нюзиме. Слово «раскол» использовано как обозначение исторического события, действительно расколовшего в XVII веке Русскую православную церковь. Ну, а настоящее имя опасались раскрывать в официальном издании, поскольку «Галины» нет в записях сельсовета и иных казенных бумагах.

При встрече было видно — не личная обида и не желание извинений, а ответственность за веру побудила Галину Андроновну добиться уточнений и публикации истинного имени, данного при крещении в староверы «бегуны».

Инокиня Галина.
Фото: Георгий Чагин/"МБХ медиа"

Сердечная правда

Профессор Пермского госуниверситета Георгий Чагин (1944 — 2018) общался с матушкой Галиной, начиная с 1970-х годов:

«Проповедями о добре и сердечным участием скрашивала Галина Андроновна последние дни многих людей. Нам приходилось много раз бывать в ее келье, наблюдать на реке крещение, участвовать в ее поездках по дальним местам, слушать пение духовных стихов и повсюду, где бы мы не находились, чувствовать ее любовь к людям. В ее келье находили приют и сердечную правду люди глубоко верующие и неверующие, рядовые путники и ученые. Жизнь без записей длилась тридцать лет».

Родилась будущая инокиня в 1902 году от рождества Христова в печорской деревне Бердыш. Отец Андрон Калинович умер рано, оставив двух дочерей. «Меня выучила грамоте мать в пустыне, в которой прожили три года», — вспоминала Галина Андроновна. Большевики арестовали мать Мастредию Григорьевну, которая перекрестилась из веры поморской в бегунскую. Она умерла в Пермской пересыльной тюрьме: «Знаю только, что хоронили мать в гробу на городском кладбище». Галину арестовали в Чистополе, бросили в Казанскую тюрьму. Потом была ссылка в Кокчетавскую область Казахстана. Итого — восемь с половиной лет лагерей и поселений.

В конце 1950-х инокиня вернулась на Колву — после встречи в Нижнем Тагиле со старцем Никитой Степановичем, тоже освобожденным из тюрьмы. Он благословил Галину на новое подвижничество в родных краях, указав в уставной грамоте для Чердынского братства: «Вы ее должны слушать во всех ее полезных, душевных распоряжениях».

Летом 1989 года от рождества Христова Галина Андроновна побывала в дальних деревнях Черепаново и Петрецово, навестила стариков. 14 сентября (по новому стилю) отметила наступление 7498 года. Угасла матушка Галина 4 июня 1990 года. Провожали в последний путь разные люди со всей округи и единоверцы-странники, приехавшие из Кировской области. Схоронили ее рядом с могилой сестры Фотиньи. Уставная грамота от старца Никиты Степановича с объявлением Галины предельной старшей и ее книжное собрание кировские странники увезли с собой.

Кровь истории

В марте 1991 года вместе с пермским этнологом Георгием Чагиным и филологом Еленой Сморгуновой из Москвы мы на охотничьих кисовых лыжах поднялись на Нюзимский погост, поклонились свежему кресту.

Елена Сморгунова (1937 — 2019) много лет была знакома с инокиней, навещала ее и переписывалась. Именно этот столичный преподаватель древних языков и библейской археологии исследовала одиннадцать рукописных сборников, перевезенных из Нюзимской кельи в библиотеку МГУ. Среди них — исторический рассказ инокини Раисы о бежавшем из заточения в Соловках и умершем в 1902 году старце Никите Семеновиче, с пометками Галины Андроновны.

«От матушки Галины в несколько приездов за десять лет мы записали рассказы о страшных временах и гонениях за веру, когда многие „пошли в странства“. Вернувшись в Нюзим, она стала собирать рукописи», — сообщила Елена Сморгунова.

Советский диссидент, активный участник правозащитного издания «Хроники текущих событий» (1968 — 1983) Елена Сморгунова лишилась за свое инакомыслие карьеры в Институте русского языка Академии наук СССР. Отвечая на вопрос — для чего нужно собирать воспоминания? — она сказала в интервью, посмертно опубликованном на сайте «Рускатолик.РФ»:

«Порой нам кажется, что это ерунда, что все неважно и незначимо, но это не так. Очень важно собирать воспоминания — это память народа, которая так и живет, переходя от одного человека к другому. У нее есть своя система жизни: она может затихать, замирать, потом открываться. Но она и есть кровь истории, ее движущая сила».

Инокини Галины, ее исследователей Георгия Чагина и Елены Сморгуновой уже нет в миру. Они остались в мире с нами.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: