Обыск без обыска. Как без санкции суда силовики устроили «маски-шоу» в квартире неугодного журналиста – Урал. МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Обыск без обыска. Как без санкции суда силовики устроили «маски-шоу» в квартире неугодного журналиста

Обыск без обыска. Как без санкции суда силовики устроили «маски-шоу» в квартире неугодного журналиста

История с самосожжением нижегородской журналистки Ирины Славиной напомнила собственную давнюю ситуацию. Ко мне, пермскому журналисту, утром тоже пришли с обыском — люди в масках, вооруженные автоматами. Руководивший ими оперативник действовал без судебного постановления, обязательного для производства обыска в жилище. При этом я и никто другой из моей семьи не был ни свидетелем, ни подозреваемым. Истинным основанием для подобного давления считал и считаю месть за свои публикации в официальной «Российской газете». Их персонажем стал теперь уже бывший глава Перми и губернатор Пермской области, а ныне вице-премьер России, полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев.

Чиновник большого долга

За несколько лет моей работы собственным корреспондентом «Российская газета» напечатала немало заметок о Трутневе. Так, 22 февраля 1997 года под заголовком «Однажды Пермь на Русь упала с неба» было рассказано о судьбе Героя Социалистического Труда, кавалера ордена Ленина, заслуженного строителя РСФСР Михаила Кокшарова. Отработав 45 лет на экскаваторе, он вшестером ютился в двухкомнатной квартире площадью 34 квадратных метра — вместе с женой, дочерью и ее мужем, двумя внучатами. Во время избирательной компании по выборам нового пермского градоначальника 67-летний пенсионер Кокшаров отправил письма о помощи кандидатам. Победивший бизнесмен Юрий Трутнев прислал ответ со словами: «Пора наводить порядок. Деньги в городе есть. Намерен распределить их разумно и справедливо. Я должен помочь Вам, Михаил Ефимович».

Спустя шесть месяцев, 22 августа 1997 года, под заголовком «Звезда Героя — не ордер на квартиру» правительственное издание вернулось к теме. И напомнило на примере Кокшарова — в Перми не исполняется федеральный закон о первоочередном улучшении жилищных условий Героям Социалистического Труда, напечатанный в «РГ» еще 21 января 1997 года.

Далее была публикация «Ловушка от простаков» от 3 декабря 1997 года, где говорилось об инициированном пермским мэром Трутневым референдуме. При голосовании на выборах в областное заксобрание избирателям предлагалось ответить и на вопрос о согласии на утилизацию твердотопливных стратегических ракет в Перми. ЦИК России, а затем и суд признали затею с референдумом незаконной, о чем сообщено в моей заметке «Ловушка для простаков дорого стоит» (10 декабря). Пиар-ход градоначальника Трутнева преследовал единственную цель — помочь ставленникам из его частной фирмы «ЭКС Лимитед» на выборах в заксобрание.

В публикациях «Заря Урала» светит должникам" (24 января 1998 года) и «Чиновник большого долга» (11 декабря 1998 года) было рассказано о долгах Трутнева и его ТОО «ЭКС Лимитед». От банкротства пермского банка «Заря Урала» пострадали более 10 тысяч вкладчиков. При этом лично Трутнев не вернул 23 миллиона рублей, которыми банк в 1995 года оплатил его поездку в Чикаго. А фирма «ЭКС Лимитед», соучредителями которой выступали сам мэр и два его заместителя, задолжала свыше 1,05 миллиона долларов США по кредиту 1995 года. Кроме того, эта компания не погасила кредит в 3,5 миллиарда рублей. Когда банк разорился, ТОО «ЭКС Лимитед» уступило долг некому ТОО «Андрэ» — в обмен на свой пакет никому не нужных акций «Зари Урала». Выяснилось, что новый должник ТОО «Андрэ» зарегистрирован по квартирному адресу, где его директор некто Рябков не проживает.

В июле 1999 года Уральское региональное управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП) при ГУБОП МВД России усмотрело в действиях Трутнева лишь гражданско-правовые отношения, которые могут быть рассмотрены арбитражным судом. В возбуждении уголовного дела было отказано. Перед началом этой проверки, 7 мая 1999 года, мне позвонил первый заместитель главного редактора «РГ» Владислав Фронин и предложил уволиться по собственному желанию. Увольняться я отказался. Тогда меня уволили в связи с сокращением штата. Савеловский районный суд Москвы 16 ноября 2001 года признал незаконным мое увольнение.

Юрий Трутнев. Фото: kremlin.ru

«Не проживает в данном адресе»

Спустя год в мою квартиру пришли с обыском. И не кто-нибудь — вооруженные автоматами бойцы СОБРа под руководством старшего оперуполномоченного УБОП по Пермской области Алексея Петракова. Скрытность их визита, похоже, обеспечивали сотрудники из службы наружного наблюдения. Ведь «маски-шоу» началось после того, как я ушел на обычную утреннюю прогулку. Заслышав вскоре квартирный звонок, жена подумала, что я зачем-то вернулся, открыла двери. И увидела на пороге автоматчиков.

Придя через час домой, обнаружил перепуганную жену — и копию протокола. Из бумаги, оформленной 20 мая 2003 года в 9 часов 20 минут, видно — предъявлено постановление следователя СЧ ГСУ ГУВД по Пермской области Ушакова от 15 мая о проведении обыска. В присутствии двух понятых-соседей в протоколе записано, что обыск не проводился — «в связи с тем, что лицо, указанное в постановлении, не проживает в данном адресе (…) более четырех лет (…), все личные предметы и документы забрал более четырех лет назад».

Чтобы узнать это, силовикам было достаточно включить служебный компьютер и зайти в свою информационную базу. «Лицо, указанное в постановлении» — один из моих сыновей, который ни от кого не скрывался и жил по новому месту регистрации, имел свою семью. Как выяснилось, он не был даже свидетелем по уголовному делу, оперативным сопровождением которого занимался УБОП.

По правилам статьи 182 УПК РФ обыск в жилище производится на основании судебного решения. В исключительных случаях, когда обыск не терпит отлагательства, он может быть проведен на основании постановления следователя — с уведомлением в течение 24 часов судьи и прокурора (статья 165 УПК РФ). У меня устроили «маски-шоу» без соблюдения законных требований. Пока жена звала соседей в понятые, в квартире можно было оставить что угодно — наркотики, оружие и т. д.

Впрочем, формально обыска не было и жаловаться не на что. «Тебе еще раз дали понять — заткнись!», — разъяснили знакомые силовики. Что делать? Оставаться собой, быть журналистом.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: