«Засунем в зад дубинку, сфоткаем и развесим это на столбах». История оренбуржца, пережившего пытки и тюремный срок за преступление, которого он не совершал – Урал. МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Засунем в зад дубинку, сфоткаем и развесим это на столбах». История оренбуржца, пережившего пытки и тюремный срок за преступление, которого он не совершал

«Засунем в зад дубинку, сфоткаем и развесим это на столбах». История оренбуржца, пережившего пытки и тюремный срок за преступление, которого он не совершал

В июне этого года СК в 23 раз возобновил проверку по жалобе жителя Оренбурга Алексея Синегубова, которого в 2011 году пытали сотрудники милиции. Тогда оперативники, расследуя дело о разбойном нападении на девушку, задержали Синегубова и стали душить пакетом и избивать баллоном от противогаза, добиваясь признательных показаний. Хоть Синегубов не сознался, дело довели до конца — его приговорили к тюремному сроку. ЕСПЧ присудил Синегубову компенсацию морального время в 20 тысяч евро, но оперативники, пытавшие его, остались безнаказанными. «Урал.МБХ медиа» рассказывает историю человека, который сначала пережил пытки, а потом тюремный срок — за преступление, которого он не совершал.

Нападение ради телефона и пары сигарет «Винстон»

Поздно вечером 23 февраля 2011 года жительница Оренбурга Евгения Толстухина возвращалась домой после прогулки. До подъезда дома № 109 на проспекте Победы ей оставалось дойти несколько метров, как вдруг она услышала шаги приближающегося сзади человека. Оглянувшись, она увидела молодого парня, одетого в черное. Незнакомец прижал Толстухину к металлической ограде детского сада и потребовал отдать ему сумку.

Когда Толстухина не согласилась, грабитель стал вырывать сумку у нее из рук. Встретившись с сопротивлением, мужчина три раза ударил Толстухину по лицу и повалил в снег. Затем он поднял с земли деревянную палку и еще раз ударил по лицу девушки. После этого грабитель подобрал лежащую в снегу сумку и побежал в сторону дома № 113 на проспекте Победы.

Через несколько минут со стороны детского сада к Толстухиной подошли двое ее знакомых. Она рассказала о том, что ее ограбили, и один из ее друзей пустился в погоню за преступником. В это время Толстухина зашла домой, позвонила в милицию и смыла с себя кровь. Позже выяснится, что девушка получила переломы коронок семи зубов на верхней и нижней челюсти, рану в области нижней губы, а также ссадины на лице, правой кисти, бедрах и коленях.

Тем временем к дому Толстухиной приехал отряд ППС. Милиционеры обратили внимание, что преступник во время борьбы с Толстухиной обронил перчатку. Позже они нашли сумку, которую грабитель бросил в мусорный бак во дворе дома № 124 на проспекте Победы. Как оказалось, у Толстухиной ничего не пропало — в ее сумке был телефон Samsung E740, пачка «Винстона», в которой осталось две сигареты, и паспорт. Выслушав потерпевшую, милиционеры повезли ее в ОВД № 2 Оренбурга для составления заявления о преступлении, после чего занялись поисками грабителя.

Синегубов в кабинете ОП№ 2, в котором его пытали 9 лет назад. Фото с осмотра места происшествия
Фото: предоставлено Комитетом против пыток

«Мы тебе в жопу засунем дубинку, сфоткаем и развесим это на столбах»

Житель Оренбурга Алексей Синегубов 23 февраля 2011 года вместе с женой Ксенией ездил за подарками, так как на следующий день собирался поехать к родственникам в Самару. Вечером, немного выпив, он перед сном решил сходить в ларек за пивом и сигаретами. С собой в карманах у него был телефон, бумажник и ключи от дома. Около рынка «Сокол» на улице Карагандинской к нему подъехали сотрудники ППС Леонтий Марченко и Бархат Садыков.

— Куда идем? — спросил милиционер.

— Да вот, сигарет купить хочу, — ответил им Синегубов.

— Слушайте, тут неподалеку на проспекте Победы девушку избили и ограбили. Есть два очевидца. Поехали с нами для опознания, вы вроде подходите под описание нападавшего. Если это не вы, то отвезем обратно.

Недоумевая, Синегубов купил сигареты и пиво, после чего сел в милицейский УАЗ и поехал вместе с Марченко и Садыковым в сторону отделения № 2. Синегубов рассчитывал, что уже через полчаса будет дома допивать купленное пиво.

Около отделения милиции уже была потерпевшая Евгения Толстухина. Когда Синегубов вышел из патрульной машины, один из милиционеров обратился к девушке:

— Ну что, это он?

— Да, это он! — подтвердила Толстухина.

Тогда милиционеры резко завели руки Синегубова за спину, надели наручники и повезли в отделение на улице Полигонной, 1. На часах было около половины первого ночи. Закрыв за Синегубовым дверь камеры предварительного заключения, милиционеры оставили задержанного одного на всю ночь. Выйти в туалет или позвонить жене ему не разрешили.

Утром 24 февраля к Синегубову вошли два оперативника Сергей и Самат, они стали спрашивать задержанного, как он напал на Толстухину. Синегубов им ответил, что не нападал на девушку, так как весь вечер был дома, что может подтвердить его жена. Сообразив, что признания не будет, милиционеры стали угрожать Синегубову сексуальным насилием.

— Слушай, если не признаешься, то мы тебе в жопу засунем дубинку, сфоткаем и развесим это на столбах с подписью «Досуг». Ты напал на девушку? — крикнул один из милиционеров и ударил Синегубова ладонью по голове.

Ближе к полудню Синегубова перевели в другой кабинет, где его ждали еще двое сотрудников милиции. Один из них повалил его на пол лицом вниз, сел ему на спину и стал душить полиэтиленовым пакетом. Когда Синегубов начинал задыхаться, пытка на несколько секунд прекращалась:

— Признавайся!

Но Синегубов категорически отказывался признаваться в том, чего не делал. За это он получил от одного из милиционеров удар противогазом по голове. Другие оперативники били его по ногам и пинали по плечу. Затем на голову Синегубова снова надели пакет, и от удушья он потерял сознание.

— Ты все равно сидеть будешь, так что сознавайся, — сказал ему милиционер и облил водой, чтобы привести в чувства.

Синегубов уже не мог терпеть пытку, поэтому сказал, что во всем сознается. Когда с него сняли наручники, он незаметно от оперативников вытер ладонью кровь с лица и размазал ее о стул. После того, как Синегубов умылся в туалете и зашел в кабинет, оперативник предложил ему подписать уже готовые признательные показания. Но Синегубов им заявил, что ничего не будет подписывать.

Ближе к вечеру Синегубову разрешили поговорить с адвокатом, тогда же состоялась и очная ставка с потерпевшей. Затем его отправили на два дня в ИВС, где провели медицинское освидетельствование. Врачу Синегубов рассказал, что его избили сотрудники милиции. Осмотр зафиксировал «кровоподтеки в области правого плеча, в области подмышечных впадин, в области поясницы слева, на груди справа, ссадина на лбу справа, ушибы, ссадины на волосистой части головы, ссадины на обоих запястьях от наручников, отечность коленного сустава справа, сустав ограничен в движении».

Синегубов с женой. Фото: Алексей Синегубов / ВКонтакте

22 отказа, пропавшие улики и решение ЕСПЧ

Синегубов так и не признался в нападении на девушку, но это не помешало милиции довести дело сначала до суда, а потом и до тюремного срока. Дело против Синегубова рассматривал Центральный районный суд Оренбурга. Следствие по делу завершилось уже в июле того же года, спустя четыре месяца после нападения на Толстухину. При этом самая важная улика по делу пропала из материалов, подчеркнул «Урал. МБХ медиа» Синегубов:

— Бандит, который напал на Толстухину, оставил на месте преступления свою перчатку. Это важная улика, по которой можно было провести генетическую экспертизу, и все бы встало на свои места. Но каким-то образом она пропала из материалов дела, словно ее и не существовало. На суде я спросил Толстухину, куда пропала эта перчатка. Девушка мне ответила, что передала ее следователю. Значит, в милиции просто решили сделать вид, будто этой улики и не было.

Так или иначе суд признал Синегубова виновным в разбойном нападении на Толстухину и приговорил к пяти годам колонии. В ходе процесса мужчина настаивал на своей невиновности и указывал на то, что его пытали сотрудники милиции. Суд это не принял во внимание и отправил Синегубова отбывать наказание в ИК № 4.

При этом еще с марта 2011 года Синегубов пытался инициировать возбуждение дела против милиционеров, которые его пытали. В сентябре того же года он обратился к юристам оренбургского отделения «Комитета против пыток» и рассказал им о случившемся. За время девятилетней доследственной проверки было вынесено двадцать два постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые по инициативе юристов организации впоследствии отменялись как незаконные и необоснованные. Добиться возбуждения уголовного дела так и не удалось.

В колонии Синегубов узнал, что его жена Ксения больна раком:

— Жена меня постоянно навещала, да и вообще, я благодарен ей за то, что дождалась меня. Буквально через три дня после освобождения я устроился на работу. У Ксении из-за химиотерапии тогда выпали волосы. Было тяжело, — рассказал Синегубов.

В июне 2014 года правозащитники в его интересах направили жалобу в Европейский суд по правам человека. В итоге Министерство юстиции предложило Синегубову заключить мировое соглашение, по которому Россия признавала свою вину в пытках Синегубова сотрудниками милиции и отсутствии эффективного расследования этого инцидента. В качестве компенсации Синегубов получил 20 тысяч евро.

5 июня этого года было отменено двадцать второе «отказное» постановление по жалобе Синегубова на пытки. Сейчас идет очередная доследственная проверка, уже 23-я по счету. Из постановлений об отказе в возбуждении дела (копии имеются в распоряжении «Урал. МБХ медиа») стало понятно, кто именно участвовал в пытке Синегубова.

СК по Оренбургской области опросил сотрудников милиции — Сергея Войта, Сергея Чайкина, Бархата Садыкова и Леонтия Марченко. В своих показаниях Войт указал, что Синегубов изначально вел себя агрессивно, поэтому на него надели наручники. В итоге следователи сделали вывод, что действия сотрудников милиции не были противоправными, а факт пыток ничем не подтверждается, кроме показаний самого задержанного.

— На самом деле факт пыток подтверждается медицинскими документами, из которых становится ясно, какие травмы получил Синегубов. Вдобавок есть объяснения тех, кто видел Алексея незадолго до задержания. По их словам, у Синегубова не было никаких телесных повреждений, — пояснила «Урал. МБХ медиа» юрист «Комитета против пыток» Альбина Мударисова.

2 июля этого года Синегубов вместе с Мударисовой осмотрели кабинет, где происходила пытка в 2011 году. Как оказалось, там уже сделали ремонт и поменяли мебель.

— Что там можно обнаружить спустя столько времени — неизвестно. Через год истекают сроки привлечения к уголовной ответственности по этому делу, поэтому настроены мы пессимистично. Такое ощущение, что следователи сейчас просто «для галочки» проводят эти проверки, — добавила Мударисова.

Алексей Синегубов сейчас работает мастером строительно-монтажных работ. Его жена Ксения победила рак, сейчас у нее ремиссия. Деньги, которые им присудил ЕСПЧ, семья положила в банк.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: