Забыт своими. В Перми обновлен памятник советскому летчику, сбитому 60 лет назад вместо американского шпиона – Урал. МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Забыт своими. В Перми обновлен памятник советскому летчику, сбитому 60 лет назад вместо американского шпиона

Забыт своими. В Перми обновлен памятник советскому летчику, сбитому 60 лет назад вместо американского шпиона

Шестьдесят лет назад, 1 мая 1960 года, в небе над Уралом погиб летчик Пермского полка ПВО Сергей Сафронов. На истребителе МиГ-19 он поднялся с аэродрома Кольцово в Свердловске (ныне Екатеринбург) для перехвата американского самолета-разведчика U-2. К этому времени нарушитель уже был сбит советской ракетой С-75. Очередная ракета из четырнадцати, запущенных тем утром, поразила и свой истребитель. А накануне, 9 апреля, вблизи Свердловска при выполнении боевого задания по перехвату U-2 погиб другой пермский летчик Владимир Карчевский. Всего за годы «холодной войны» Пермский полк ПВО потерял 12 пилотов — и не от действий противника.

«Как сбили, кто сбил? — непонятно»

Трагическую статистику поведал мне заслуженный военный летчик СССР, полковник Анатолий Железнов. Случилось это 19 лет назад, когда удалось приоткрыть тайны «холодной войны» и в качестве собкора готовить публикацию для «Парламентской газеты» («А город подумал: первомайский салют», 29 мая 2001 года).

В 1960 году Железнов служил командиром звена сверхзвуковых МиГ-19, которые базировались на пермском аэродроме Большое Савино. Тот Первомай стал для полка противоздушной обороны отнюдь не праздничным.

«Рано утром гарнизон проснулся от сирены и топота посыльных. Прибежали мы на аэродром, прямиком в «высотный» домик облачаться в высотнокомпенсирующие костюмы. Там узнали, что дежурная пара — заместитель командира эскадрильи Борис Айвазян, ведущий, и летчик из моего звена Сергей Сафронов, ведомый, улетели в Свердловск. Заняли и мы места в самолетах, нашей паре надо было взлетать третьей по счету. Сидим в полной готовности, ждем приказа. Вдруг — отбой, — рассказал Анатолий Железнов. — Командир полка Герой Советского Союза Александр Вильямсон спрашивает: «Ты командир звена у Сафронова? Его сбили. Сейчас будет самолет, полетишь в Свердловск!.. Как сбили, кто сбил? — непонятно».

На транспортном Ли-2 Железнов вместе с двумя техниками прибыл в Свердловск:

«В Свердловске в штабе встретил Бориса Айвазяна. Ходит нервный, застегивает и расстегивает «молнию» на куртке. На мой вопрос ответил вопросом: «Что я мог сделать?» Толком тогда никто ничего не знал даже в Свердловском обкоме партии. Дежурному я сказал: сбили нарушителя и нашего летчика, надо помочь сделать цинковый гроб. Он позвонил на Уралвагонзавод: «Дайте металла, сколько нужно».

Салют с кровью

На другой день Анатолий Железнов поехал в морг:

«Сергей лежал в высотном костюме, внешне почти невредимый — только кровь у рта запеклась. Похмельные мужички в похоронном бюро давай расспрашивать про вчерашний салют. Многие, оказывается, видели взрывы ракет в небе».

Утром 3 мая транспортный борт доставил в Пермь тело погибшего:

«На аэродроме нас встретила толпа летчиков и техников. Все молча, никаких митингов — везде уже прошла команда держать язык за зубами. И сразу на кладбище. Как обычно, речи дежурные у могилы сказали. Рванул ружейный залп… Конечно, в летной столовой помянули мы Сергея по-своему. Напились здорово».

И десятилетия спустя боевой летчик Железнов, который завершал службу на высотном истребителе МиГ-25, не мог скрыть жгучей обиды:

«Особенно горько было от того, что еще на кладбище по транзисторному приемнику услышали выступление Хрущева (первый секретарь ЦК КПСС, председатель совета министров СССР — прим. Авт.). Хвалился Никита сбитым американцем, а о своем погибшем летчике и словом не обмолвился. Будто и не было никакого 30-летнего Сереги Сафронова. Словно не остались у него жена Аня да малый сын Саша».

На новый обелиск еще не прикрепили фотографию. Фото: Михаил Лобанов

Роковые 30 секунд

Указом президиума верховного совета СССР от 7 мая 1960 года орденами и медалями награжден 21 военнослужащий. Ордена Красного Знамени удостоены два ракетчика и один летчик — Сергей Сафронов. Рядом с его фамилией не было приписки «посмертно», поскольку обстоятельства гибели старшего лейтенанта засекретили. Через три года сбитого вблизи Свердловска американского пилота U-2 Гари Пауэрса обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля.

«Наш полк за годы освоения реактивной авиации потерял 12 летчиков. Хотя большинство катастроф произошло из-за отказа техники, каждый из погибших — жертва „холодной войны“. Вот и Айвазяна с Сафроновым бросили в бой, как на амбразуру, прекрасно зная — перехватчики МиГ-19 просто не могут достать „американца“ в стратосфере. При разборе трагедии выяснилось: пару подняли в воздух через семь минут после того, как ракетным залпом уже сбили U-2 вместе с Пауэрсом. Роковыми для Сафронова стали 30 секунд. Пара готовилась заходить на осадку и ведомому следовало, в соответствии с инструкцией, начинать этот маневр спустя 30 секунд после ведущего. Айвазян резко спикировал вниз и ушел от своих же ракет, а Сафронов просто не успел это сделать», — поделился мнением полковник Железнов.

Имя на борту

Ранее не вернулся с боевого вылета и старший лейтенант Владимир Карчевский. 9 апреля 1960 года он был ведомым у капитана Геннадия Гусева. Вылетевшей из Перми паре предстояло дозаправиться в Свердловске, лететь на Орск — и оттуда атаковать замеченный над советской территорией американский U-2.

«На подлете к Свердловску МиГ-19 Карчевского потерял скорость, завалился на крыло и стал падать. Карчевский попытался катапультироваться, но не хватило высоты. Не вышел закрылок?» — предположил Анатолий Железнов.

По словам полковника Железнова, с 1960-х годов Пермский полк ПВО прикрывал Урал с севера — до архипелага Новая Земля, и с юга — до степей Казахстана. Вряд ли эта география изменилась и поныне. Дежурство в небе сейчас несут перехватчики МиГ-31, на борту одного из которых 10 лет назад начертали «Сергей Сафронов».

«Работаю здесь давно. Один раз видел вдову, это было 1 мая — наверное, лет пятнадцать назад. Мои смены не всегда приходятся на 1 мая, поэтому не могу точно сказать — кто за последнее время навещал могилу. А нынче, еще снег был, приехали рабочие — расчистили. Старый памятник сломали, новый поставили. Сказали, что и фотографию повесят, есть у них новая, — сообщил „МБХ медиа“ 21 апреля 2020 года смотритель Всехсвятского храма по имени Валерий. — Сейчас у нас все закрыто, коронавирус».

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: