Химия и «химики». Как при развитом социализме в СССР пытались сохранить ГУЛАГ – Урал. МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Химия и «химики». Как при развитом социализме в СССР пытались сохранить ГУЛАГ

Химия и «химики». Как при развитом социализме в СССР пытались сохранить ГУЛАГ

Российские власти намерены использовать заключенных на крупных стройках. Об этом заявили вице-премьер Марат Хуснуллин и глава ФСИН Александр Калашников. Подневольный труд использовался не только во времена сталинских репрессий, но на излете советской власти. Например, при развитом социализме осужденные-«химики» строили в городе Губаха Пермской области химический комплекс «Метанол-750» — крупнейший в Европе по производству метилового спирта. Бесконвойные бетонщики, арматурщики, сварщики и другие трудились наравне с вольными строителями, а ночевать уходили в общежитие за высоким забором с колючей проволокой.

Меньше начальник, больше машина

Пермский обком КПСС с мая 1982 года организовал в Губахе издание специальных выпусков своей газеты «Звезда» на строительстве «Метанола-750». Меня, беспартийного журналиста, туда командировали в августе 1983 года. Первое впечатление при выходе из электрички, которая в понедельник утром доставила из Перми на станцию Углеуральская сотни людей, это количество встречающего автотранспорта. Помимо рейсового автобуса, на площади стояло несколько легковых машин и множество грузовиков, самосвалов, даже пара автокранов. Оказывается, «Волга» полагалась управляющему каким-нибудь трестом или заму, «КамАЗ» — начальнику участка или прорабу, ну, а в «МАЗ» со стрелой над кабиной усаживался мастер. Корреспонденту обкомовской газеты удалось втиснуться в переполненный автобус и трястись до Губахи по разбитым дорогам.

Второе яркое впечатление случилось на стройке, это общение с осужденными. Внешне их было не отличить от вольных — такие же спецовка, шапка, сапоги. Но в общении с журналистом эти собеседники были насторожены и неразговорчивы. Разумеется, вопросы о сроках и статьях УК «химикам» не задавались. Говорили о работе. Обком КПСС разрешил публиковать фото и заметки о передовых осужденных — без упоминания о криминальном прошлом.

Фото: Михаил Лобанов / «МБХ медиа»

Подневольный труд

Спецкомендатура, расположенная через дорогу от стройки, и две зоны в пригородном к Губахе лесном поселке Широковский, входили в состав учреждения ВВ-201 — в просторечии «Кизеллаг». Штаб находился в соседнем городе Кизеле. Учреждение считалось одним из уральских островков ГУЛАГа. Силами его узников в 1930-е годы в Губахе построен коксохимический завод, в 1955-м — химический завод. Первый метанол был получен в 1959 году из коксового газа. Затем это ценное сырье для химии стали делать из природного газа.

Заключив в 1977 году с Великобританией контракт на поставку двух комплексов по выпуску метанола, советские чиновники выбрали местами размещения Томск и Губаху. В пользу уральского городка говорило не только наличие действующего метанольного производства и близость к магистральным газопроводам, проложенным из Сибири в Европу. Похоже, подневольная рабочая сила из учреждения ВВ-201 также выглядела убедительным доводом. В 1979 году был создан трест «Губахапромстрой» — подразделение расположенного в Перми «Главзападуралстроя», входившего в состав министерства промышленного строительства СССР.

Фото: Михаил Лобанов / «МБХ медиа»

Послал замминистра

«Ударная стройка социализма» шла трудно, сроки ввода объектов срывались. В том числе — из-за нехватки материалов. Доходило до того, что известковый раствор для кирпичной кладки иногда возили самосвалами из Перми. В ту пору это приходилось делать кружным путем через Кунгур — за 300 километров. Бетонный раствор в Губахе распределял лично замминистра промышленного строительства Колодко. На очередном заседании оперативного штаба он выделил тресту № 6/29 из Перми бетона меньше, чем обычно. Замуправляющего трестом Полимонов вспылил, вскочил со своего места и, хотя сидевший рядом журналист «Звезды» всячески пытался успокоить, чеканно послал Колодко по известному адресу.

«Полимонов, вы уволены!», — невозмутимо ответил замминистра и продолжил многолюдное совещание.

Наследие ГУЛАГа проявилось и в том, что старшие товарищи закулисно решили персональный вопрос. На вечернем заседании оперативного штаба замуправляющего пермским трестом сказал столичному чиновнику, что погорячился. Замминистра кивнул — и продолжил делить ресурсы.

Фото: Михаил Лобанов / «МБХ медиа»

Конвой? Нет, охрана!

В сентябре 1984 года на новом производстве был получен первый метанол. Накануне этого события ограниченному кругу лиц выдали спецпропуска с указанием объектов, на которые дозволено проходить. КГБ боялся диверсии.

После банкета в местном ресторане — а там собралось человек 80 из начальства стройки и химзавода — все вышли на центральную улицу Губахи с песней Высоцкого «Идет охота на волков!» В темноте заметил милиционеров: «За нами, что ли, конвой?» Выяснилось, охрана — от случайных хулиганов.

Запомнилось признание одного бригадира из осужденных, услышанное за несколько месяцев до пуска «Метанола-750». Он сказал о желании остаться после освобождения в Губахе и перевезти сюда семью, поскольку начальство пообещало квартиру в новом доме и место для ребенка в детском саду. Вероятно, население Губахи пополнилось этой семьей бывшего «химика».

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: