Пытка длиной в 10 лет. Как полицейские, избившие оренбуржца ради признания в угоне машины, остались безнаказанными – Урал. МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Пытка длиной в 10 лет. Как полицейские, избившие оренбуржца ради признания в угоне машины, остались безнаказанными

Пытка длиной в 10 лет. Как полицейские, избившие оренбуржца ради признания в угоне машины, остались безнаказанными

19 мая этого года официально истекли сроки привлечения к уголовной ответственности подозреваемых по делу о пытках жителя Оренбурга Владимира Прыткова. В 2010 году тогдашние милиционеры душили мужчину пакетом и избивали, добиваясь признания в угоне машин. Юристы «Комитета против пыток» вместе с потерпевшим 10 лет пытались инициировать возбуждение дела против силовиков, но тщетно. Хоть ЕСПЧ и присудил Прыткову 39 700 евро в качестве компенсации морального вреда, виновные теперь, вероятней всего, не понесут наказания за пытки.

«Мы можем поправить твои показания. Но не бесплатно»

19 мая 2010 года житель Оренбурга Владимир Прытков сидел на работе в офисе «Оренбург водоканала». Вдруг ему позвонил начальник службы безопасности Кисловец и попросил зайти к нему в кабинет. Прытков поднялся к Кисловцу, у которого в кабинете уже находились его заместитель и два молодых человека.

— Из милиции к тебе приехали, — сообщил Кисловец.

— А что, по какому поводу? — в недоумении спросил Прытков.

— Собирайся и езжай с ними, там тебе и расскажут, по какому поводу.

— Так я сейчас работаю, вы мне можете и здесь вопросы задать, — предложил Прытков и добавил, что у сотрудников милиции с собой нет никакой повестки.

Буквально за несколько минут один из милицейских прямо на месте написал «Приглашение» для Прыткова явиться в отделение. Как оказалось, с ним действительно разговаривали сотрудники оперативно-розыскной части № 2 уголовного розыска УВД по Оренбургской области Руслан Фадеев и Алексей Забара. Прытков сказал, что для начала ему нужно отпроситься у своего начальника, но милиционеры ему в этом отказали. На лестнице они стали толкать вперед Прыткова, и это увидела сотрудница «Оренбург водоканала» Макеева.

— А что тут происходит? — спросила женщина.

— Ступай дальше, — ответил один из силовиков.

— Да я не знаю, куда они меня тянут, — сообщил Макеевой Прытков. — Даже не дают к начальнику сходить и предупредить!

В итоге милиционеры все же поднялись вместе с Прытковым к начальнику, который не стал возражать против того, чтобы его подчиненного во время рабочего дня увезли в отделение. Когда на улице Прыткова усаживали на заднее сиденье машины, к ним подбежал еще один милиционер Александр Толканов и злобно произнес:

— Так вот ты какой, Прытков, повестку тебе нужно. Умничаешь.

Силой затолкав Прыткова в машину, сотрудники милиции двинулись в сторону отделения. По дороге Толканов дважды ударил локтем задержанного, один раз попал в правый бок. Доехав до отделения на улице Дубицкого, 2, автомобиль проехал через служебные ворота. Никто тогда не зарегистрировал журнале дежурного факт прибытия Прыткова в отделение. Толканов и Фадеев вывели из машины Прыткова, а Алексей Забара поехал дальше. На втором этаже, в кабинете № 10, Фадеев отобрал у Прыткова кнопочный мобильный телефон, наткнулся на смски с настройками сотовой сети и стал требовать в грубой форме у задержанного, чтобы тот назвал ему пароль, хотя на устройстве его не было. Как оказалось, никакой пароль для входа в систему вводить не нужно, достаточно было лишь нажать кнопку «ОК».

—Ну, ты понял, почему ты здесь оказался? — спросил его Фадеев.

— Нет, не понимаю.

— Ну сейчас все поймешь, — ответил ему сотрудник милиции, повернул монитор включенного компьютера, где были видны страницы готового текста.

— Вот сейчас ты это подписываешь и идешь н… й отсюда, — сказал Фадеев.

Текст, который показал милиционер, содержал в себе заранее написанные силовиками показания Прыткова о том, что якобы он вместе со своим братом купил автомобиль ВАЗ-2114, перебил номера и устроил таксиста работать на ней. Дело в том, что незадолго до этого в отделение милиции поступило заявление об угоне ВАЗ-2109. Силовики решили, что угнанный автомобиль является тем, который купили Прытковы. Брата Прыткова, Ивана, за несколько дней до этого уже вызывали на Дубицкого, 2, сняли с него показания и изъяли «четырнадцатую» для дальнейшей проверки. Как пояснил «Урал. МБХ медиа» Прытков, в итоге у милиции появились аж три различные экспертизы с одинаковыми фото, которые противоречат друг другу, а сам автомобиль ВАЗ-2114 позже был передан на ответственное хранение человеку, который заявлял об угоне ВАЗ-2109.

Милиционер Фадеев требовал от Прыткова подписать показания, из которых следовало, что они угнали «девятку», перебили номера, по документам оформили ее как ВАЗ-2114 и поставили на учет. Когда Прытков отказался подписывать, милиционеры пригрозили отправить его на зону. Затем Фадеев подошел со спины к задержанному, а Толканов дал ему полиэтиленовый пакет и стал держать ноги Прыткова. В этот момент Фадеев связал Прыткову руки за спиной толстой тряпкой. После того, как задержанный был связан, Фадеев натянул ему на голову пакет. Периодически он прекращал душить мужчину, и когда Прытков пытался сделать хоть глоток воздуха, Толканов бил задержанного кулаком в грудь. Пытка длилась более 10 минут, за это время Толканов нанес Прыткову примерно 15 ударов. В конце концов, Фадеев бросил пакет и стал бить задержанного обеими руками по голове. Спустя какое-то время милиционеры подумали и решили сделать Прыткову новое предложение:

— Ладно, хочешь стать в этом деле свидетелем? Мы можем, в принципе, поправить показания. Но не бесплатно.

Когда Прытков отказался, Фадеев с Толкановым попытались напоить задержанного водкой. Прытков сжал рот и пить не стал, но в какой-то момент Фадеев замахнулся правой рукой и попал мужчине нижней частью ладони по щеке. Прытков после такого удара почувствовал во рту вкус крови. Толканов дернул Прыткова за рубашку, из-за чего тот рухнул на пол между двумя столами. Прытков, поднимаясь, вытер пальцами текущую изо рта кровь. Вставая на колени, чтобы подняться, он взялся руками сначала за ножку стола, потом за крышку. Сидя в кресле, Прытков вытер окровавленные пальцы об обшивку. Позднее после осмотра места происшествия будут сняты образцы крови с ножки и крышки стола, а также с кресла. Наконец, полицейские отвели задержанного в туалет, где Прытков умылся.

— Может, все-таки водки? — спросил его Фадеев.

— Нет, дайте лучше лекарство. Сердце болит.

Получив лекарство, Прытков его принял, после чего подписал исправленные милиционерами готовые собственные показания о том, что относительно угона машины он ничего не знает. Именно на этом в самом начале «общения» и настаивал Прытков.

Владимир Прытков Фото: комитет против пыток

Пляшущие человечки

Ближе к концу рабочего дня Владимира Прыткова отпустили. На крыльце Фадеев, прикуривая сигарету, спросил его, как тот себя чувствует. Прытков после полученных травм и нервного потрясения несколько кварталов прошел пешком, потом все же заказал такси и поехал на работу в офис «Оренбург водоканала». Там ему вкратце пришлось рассказать коллегам о случившемся, так как сотрудники расспрашивали, зачем его забирали в отделение. Дома Прыткову стало плохо, несколько раз его тошнило. Он решил, что с завтрашнего дня возьмет больничный.

На другой день Прытков с некоторым опозданием приехал на работу, чтобы попросить об отпуске. Но замгендиректора вызвал его в кабинет, где в присутствии Кисловца начал разговор о прекращении дальнейших трудовых отношений. Как выяснится впоследствии, с утра в «Водоканале» побывал Фадеев и поговорил с Кисловцом о том, какой их сотрудник «преступник», и порекомендовал уволить. Так как альтернативы в виде отпуска никто ему не предоставил, Прытков написал заявление и стал безработным.

В разговоре с «Урал. МБХ медиа» Прытков вспоминает, что спустя полтора месяца после пыток в своем почтовом ящике он обнаруживал рисунки человечков, в связи с чем решил даже сменить место проживания.

— Два или три раза такие приходили. Один человечек был нарисован повешенным, другой словно за решеткой. В общем, это были прямые угрозы. Тогда я и решил обратиться в «Комитет против пыток», — поясняет Прытков.

До обращения к правозащитникам Прытков после резкого ухудшения здоровья в экстренном порядке был помещен в городскую клиническую больницу имени Н. И. Пирогова. Там ему был поставлен диагноз: «Сочетанная черепно-мозговая травма. Контузия головного мозга средней тяжести. Субарахноидальное кровоизлияние. Ушибы мягких тканей головы. Ушиб грудной клетки, артериальная гипертония 1 и 2 степени. Астеноневротический синдром».

В июне 2010 года Прытков обратился в следственные органы по факту избиения в милиции, однако более года следователи не торопились с возбуждением уголовного дела. Лишь 16 ноября 2011 года оно было возбуждено по признакам превышения должностных полномочий с применением насилия (п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ). Однако, несмотря на многочисленные ходатайства юристов «Комитета против пыток» о проведении следственных действий и жалобы на бездействие следственных органов, дело неоднократно прекращали с мотивировкой «за отсутствием события преступления». Очная ставка между Прытковым и Фадеевым случилась лишь спустя семь лет после пыток в отделе на Дубицкого, 2.

Отдел полиции по улице Дубицкого, 2 Фото: Google maps

«Прытков, ожидая меня, смотрел на своем телефоне порнофильм»

В своих показаниях (документ имеется в распоряжении «Урал. МБХ медиа») в декабре 2017 года полицейский Руслан Фадеев заявил, что Владимир Прытков пытается оговорить его вместе с коллегами из МВД. По словам Фадеева, в 2010 году он занимался расследованием дела об автоугонах на территории Оренбуржья. Один из угнанных автомобилей использовался в такси, но фактически был зарегистрирован на брата Владимира Прыткова Ивана. Для того, чтобы отработать версию причастных к угону машин, полицейские Фадеев, Толканов и Забарой приехали в офис «Оренбург водоканала».

«Прытков сообщил нам, что сильно болеет с похмелья, попросил нас предоставить какой-либо документ для того, чтобы проехать к нам, мы быстро его допросили, а он бы уехал по своим делам. Как сказал Прытков, он хотел похмелиться», — указывает в показаниях на очной ставке полицейский Руслан Фадеев.

По словам полицейского, во время поездки в отделение никто Прыткова не бил, да и вообще в его адрес не использовались какие-либо нецензурные высказывания.

«Вернувшись после обеда в кабинет, я увидел, что, ожидая меня, Прытков смотрел на своем мобильном телефоне порнофильм. В ходе допроса Прытков вел себя неадекватно, приводил ситуации из своей жизни и смеялся над ними. Он рассказал историю о том, как, вернувшись домой, он увидел мужчину в нижнем белье и супругу. В настоящее время он один и увлекается порнофильмами», — говорится в показаниях Фадеева.

Сам Прытков в разговоре с «Урал. МБХ медиа» поясняет, что на тот момент у него была черно-белая Nokia без поддержки воспроизведения видео.

При этом полицейский отметил, что никто не бил Прыткова, никаких телесных повреждений на его теле не видел. Как заявил Фадеев, Прытков был отекший, как будто с похмелья, и, вероятно поэтому у него болела голова.

С такими показаниями в корне не согласны и сам Прытков, и юрист «Комитета против пыток» Альбина Мударисова. По ее словам, Фадеев и Забара так и не смогли пояснить, каким образом в их рабочем кабинете появилась кровь, которая, согласно экспертизе, может принадлежать Прыткову. Обнаруженная в кабинете оперативников кровь относится к редкой четвертой группе с отрицательным резус-фактором, как и кровь Прыткова.

— Кроме того, полицейские так и не смогли ответить по существу на вопрос, в связи с чем они доставили Владимира Прыткова в отдел милиции и какие правовые основания у них для этого были, а также откуда у доставленного в полном здравии молодого человека после общения с ними появились многочисленные телесные повреждения, — пояснила Мударисова.

В итоге следователь Дмитрий Грязев удовлетворился показаниями полицейских и вынес в январе 2018 года очередное постановление о прекращении уголовного дела, которое позднее было отменено. После этого следователь еще несколько раз выносил аналогичные решения, которые впоследствии признавались незаконными. Последнее постановление о прекращении уголовного дела от 11 марта 2019 года было обжаловано правозащитниками в судебном порядке, однако суды признали это решение законным.

Всего с мая 2010 года следователи вынесли одиннадцать незаконных постановлений об отказе в возбуждения уголовного дела и девять незаконных постановлений о прекращении уголовного дела.

50 тысяч рублей против 39 700 евро

Владимир Прытков вместе с юристами «Комитета против пыток» пытался взыскать компенсацию морального вреда. В ноябре 2014 года в результате очевидного нежелания следователей расследовать уголовное дело по факту пыток Прыткова в милиции правозащитники были вынуждены обратиться в Европейский суд по правам человека. 4 февраля этого года ЕСПЧ присудил Прыткову 39 700 евро в качестве компенсации морального вреда. Страсбургские судьи установили, что в отношении заявителя Российская Федерация нарушила статьи Европейской конвенции, гарантирующие запрет пыток и жестокого обращения, а также право на эффективное расследование.

Российские суды оказались не столь щедрыми. 11 апреля 2019 года судья Ленинского районного суда Оренбурга Александр Нуждин частично удовлетворил исковые требования, присудив Прыткову 50 тысяч рублей из заявленных четырехсот тысяч. Иск касался компенсации морального вреда, причиненного Прыткову неэффективным расследованием. Однако коллегия Оренбургского областного суда в июне 2019 года отменила решение суда первой инстанции, отказав в выплате Прыткову ранее присужденной компенсации, мотивировав это тем, что по его заявлению имеется неотмененное решение о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления. Не согласившись с таким решением, правозащитники подали кассационную жалобу в интересах Прыткова, но судебная коллегия оставила ее без удовлетворения.

19 мая этого года, спустя 10 лет после страшных пыток в отделе милиции на Дубицкого, 2, официально истекли сроки привлечения к уголовной ответственности. Как поясняет «Урал. МБХ медиа» юрист «Комитета против пыток» Альбина Мударисова, следствие изначально не проявляло никакой инициативы в расследовании пыток Прыткова, проведения процессуально значимых действий удавалось добиться только после обжалования.

— После утраты следствием важнейшего доказательства — образцов со смывами крови, обнаруженной в кабинете оперативников, надежда на передачу уголовного дела в суд стала призрачной. Сейчас, когда истекли сроки привлечения к ответственности, очевидно, что виновные в пытках Прыткова не понесут наказания, — говорит Мударисова.

Сам Владимир Прытков сейчас занимается ремонтом компьютеров, Руслан Фадеев по-прежнему работает УМВД по Оренбургской области, а вот Александр Толканов, бивший в грудь задержанного, не прожил и четырех лет после случая в отделе милиции — 1 мая 2014 года он разбился на машине, попав в ДТП.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: