Без молока за вредность. Как инициатива Правительства урезала права работников металлургии – Урал. МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Без молока за вредность. Как инициатива Правительства урезала права работников металлургии

Без молока за вредность. Как инициатива Правительства урезала права работников металлургии

Металлурги и горняки выступили против поправок в Трудовой кодекс, связанных с охраной труда — 437 писем в Госдуму отвез челябинец Вадим Качкайкин. Как законопроект грозил им отменой льгот, освобождал промышленников от ответственности и как эту проблему решали депутаты Госдумы — в материале «МБХ медиа»

«Почти как в офисе»

«У нас лучшая работа в мире, у нас комфортные условия труда, почти как в офисе. Мы мечтали гнуть спину, мечтали заработать к сорока грыжу, мечтали терять по три литра жидкости каждый день, стоя у печи. Мечтали выходить на пути в минус двадцать пять, гнуть металл тяжелым прессом, работать физически по двенадцать часов, управлять многотонным экскаватором, дышать сильнейшими выбросами, работать в дыму у раскаленной печи», -- иронизируют в своем обращении металлурги и горняки Челябинской области.

В декабре 2020 года Правительство внесло в Госдуму законопроект с поправками в Трудовой кодекс. В частности, инициатива коснулась предотвращения профессиональной заболеваемости и травм на производстве.

В пояснительной записке авторы закона рассказывают о том, что его цель — улучшить условия труда работников, а также сохранить их здоровье и безопасность. Гибщик труб из Челябинска Вадим Качкайкин считает, что законопроект написан не в интересах работников вредных производств. Социальную направленность инициативы Качкайкин называет показной — поправки направлены на снижение ответственности и материальных затрат промышленников, объяснил он «МБХ медиа».

Первого мая челябинский горно-металлургический профсоюз организовал проект «Почти как в офисе»: работники производств могли заполнить на сайте обращения на имена сотрудников комитета Государственной Думы по труду, социальной политике и делам ветеранов. В июне Качкайкин лично передал депутатам замечания к поправкам.

Поправка, которая вызвала наибольший резонанс — новая формулировка определения «безопасных условий труда». Раньше под ними подразумевались условия, при которых воздействие вредных или опасных факторов исключено либо же уровни их воздействия не превышают установленные нормативы. В новой редакции «безопасными» названы условия, при которых уровни воздействия производственных факторов не превышают нормативы с учетом использования средств индивидуальной защиты.

Проблема в том, что не существует методологии оценки эффективности средств индивидуальной защиты — рассказывает главный технический инспектор труда федерации профсоюзов Свердловской области Рэстам Бикметов. Исследователям неизвестно, насколько маски или наушники «приводят условия труда к нормальным». В особенности никто не может дать гарантию, насколько эффективно они работают спустя несколько месяцев эксплуатации.

«Вы заходите в цех, на вас летят искры, вы дышите аэрозолями. На вас надевается маска, каска, очки — и вы якобы в безопасности. Мы работаем в этих условиях каждый день по двенадцать часов. Мы прекрасно понимаем, что средства защиты могут только снижать воздействие вредных факторов, но сделать условия труда безопасными они не могут ни в какой мере», — комментирует Качкайкин.

Без льгот и компенсаций

Главный технический инспектор труда челябинского профсоюза Виктор Костромитин рассказал «МБХ медиа», что следствием таких законодательных изменений может быть полная отмена льгот и компенсаций за работу на вредном производстве: положенных сейчас по Трудовому кодексу уменьшения рабочего времени, дополнительного ежегодного отпуска, доплат за вредные условия труда, досрочного выхода на пенсию, выдачи молока, лечебного питания, обязательных медосмотров за счет работодателя.

Виктор Костромитин. Фото: личный архив

Костромитин предполагает, что теперь, получив профессиональное заболевание, работники даже не смогут получить компенсацию: суд может встать на сторону работодателя, поскольку его производство признано безопасным из-за использования средств индивидуальной защиты: «Работодатель будет доказывать, что это из-за неправильного применения средств индивидуальной защиты, что работник не носил респиратор, не надевал наушники или каску».

Также спорным пунктом законопроекта стал пассаж о том, что работник обязан лично участвовать в обеспечении безопасных условий труда. В предыдущей редакции ответственность за безопасность ложилась исключительно на работодателя, а работник был обязан «соблюдать требования охраны труда». «Согласитесь, это не наше поле деятельности», — говорит Качкайкин.

В заключении комитета Государственной думы по труду, социальной политике и делам ветеранов отмечен еще один пункт, важный для металлургов. Если раньше расторжение трудового договора по инициативе работодателя было возможно по решению комиссии по охране труда или уполномоченного по охране труда, то правительственный законопроект предлагал также дать это право специальной комиссии по расследованию несчастных случаев на производстве.

По текущему законодательству, у подобного органа есть право обвинить в произошедшем широкий круг лиц — даже самого пострадавшего. Что, по мнению комитета Госдумы, может привести к «безосновательному возложению вины на работника, уходу от ответственности виновных должностных лиц и возможному увольнению неугодных работников».

Качкайкин работает в металлургии более 14 лет и много раз встречался с позицией: «Не хотите работать во вредных условиях — уходите, за забором таких людей полно». Но такому подходу необходимо противостоять: «Работодателям нужно посмотреть причину, почему мне что-то не нравится, возможно что-то изменить на том месте, где я работаю, чтобы эти условия стали лучше», — говорит металлург.

Дошли до консенсуса

9 июня состоялось заседание Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов — на нем депутаты Госдумы по результатам обсуждений рабочей группы профсоюзов и промышленников рекомендовали убрать из законопроекта поправки, вызвавшие особенный резонанс.

«Мы вышли на сбалансированное консенсусное решение -- эта напряженность, которая была, слава богу, снята. Профсоюзы поддерживают, работодатели поддерживают, Правительство поддерживает. Теперь вопрос в плоскости правоприменения и формирования нормативно-правовой базы», — объяснил «МБХ медиа» председатель комитета Ярослав Нилов.

По мнению Нилова, за время существования «Почти как в офисе» в среде металлургов и промышленников копились некорректные интерпретации, противоречия и опасения. Люди, которые воспринимали информацию фрагментарно, делали поспешные выводы. «Конечно, я разделяю озабоченность тех, кто испытывал тревогу, исходя из текста первого чтения. Но мы договорились, нашли баланс», — заявил депутат.

«Если честно, когда мы узнали результаты заседания было ощущение, что лишь бы не спугнуть. Да, принято решение, но по сути все определит голосование в Госдуме 15 июня. Мы призываем к здравому смыслу всех, кто будет голосовать, и надеемся, что решение профильного комитета будет закреплено», — говорит Качкайкин.

По мнению металлурга, предположительная отмена ряда нашумевших поправок — огромный успех «Почти как в офисе». «Это победа по сути обычных работников. Даже сейчас они нам присылают фотографии с хэштегом со всех производств. Мы понимаем, что на них фотографии, наверное, не разрешены. Но люди осознают — только так они могут заявить о том, что у них на предприятии настолько вредные условия труда, что такими поправками это невозможно скорректировать. Кому как не им об этом говорить?», — резюмирует Качкайкин.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: