Екатеринбург как точка роста мечты о России. Зачем Юлия Галямина приезжала на Урал – Урал. МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Екатеринбург как точка роста мечты о России. Зачем Юлия Галямина приезжала на Урал

Екатеринбург как точка роста мечты о России. Зачем Юлия Галямина приезжала на Урал

В минувшую субботу в Екатеринбурге прошел первый в России массовый митинг против поправок в Конституцию, предложенных президентом Путиным. Специальным гостем митинга стала Юлия Галямина — муниципальный депутат Тимирязевского района Москвы. Корреспондент «Урал. МБХ медиа» поговорил с Галяминой и узнал, чем отличаются протесты в Москве и Екатеринбурге, чем чреваты предлагаемые поправки в Конституцию и что может сделать в сложившейся ситуации простой горожанин

Свободный город

— Как часто вам приходится навещать Екатеринбург? В общественно-политической оболочке города видны какие-то изменения?

— Я много раз была в Екатеринбурге. Ваш город всегда показывал пример для всей России, как город более свободный. Во всяком случае так представляется, когда смотришь на него со стороны. Сейчас, когда стало известно об этих поправках, все города молчат, включая Москву и Петербург. Все застыли в немом изумлении, и только вы не побоялись заявить митинг и его провести.

В Москве, конечно, тема поправок в Конституцию была затронута на марше Памяти Маркелова и Бабуровой. Потом еще на 1 февраля также подавалась заявка на митинг, но ее отозвали, вероятно, потому, что организаторы испугались политической ответственности за провал.

— Не кажется ли вам такая ситуация безнадежной? Если, кроме Екатеринбурга, нигде больше не получилось провести серьезную акцию, то как можно на что-то надеяться в масштабах всей страны?

— Не разделяю вашего пессимизма, ведь дело не в том, сколько людей будет на старте кампании. С объявления поправок ведь прошло всего-то две недели. Вопрос в том, что будет дальше: насколько активно люди готовы включаться, делать что-то, менять свою жизнь не только на словах. И перспектива тут уже довольно серьезная, ведь посмотрите на опросы: люди недовольны происходящим, они имеют более серьезные запросы, чем им может предложить власть.

— И каким вы видите потенциал протеста в конечном итоге?

— Насколько вырастет потенциал, зависит только от нас самих. Я тут вижу несколько факторов: во-первых, недавно мы опубликовали манифест «Против конституционного переворота и узурпации власти», и его пока подписало 30 000 человек. Это не очень много, но тем не менее его подписывали люди буквально со всех регионов и всех профессий. Среди подписавшихся есть бурильщик из Якутии, фермер из Калмыкии, врач из Архангельской области. Кажется, из Тувы только никто не подписался.

Во-вторых, есть фактор социологии: почти половина россиян понимают, что поправки к конституции — это обман, вызванный желанием оставить Путина у власти. Среди тех, кто определился, большинство считают, что Путин не должен оставаться у власти навечно. Кроме того, стремительно растет число тех, кому очень важно, чтобы в стране был справедливый суд, свобода слова. Локальная повестка стала интересовать народ больше, чем раньше, и зачастую даже вызывает больше интереса, чем общероссийские дела. И тут важно провести правильную кампанию, чтобы показать, что этот вопрос важен во всем своем многообразии, что эти поправки задевают базовые интересы людей.

И, главное, крайне важно сделать эту кампанию снизу, чтобы люди видели, что это не вождями все навязано. В этом случае мы все равно получим результат. Эта конкретная кампания может стать лишь этапом для дальнейших перемен.

Юлия Галямина. Фото: личная страница Facebook

— Говоря о кампании снизу, вы же понимаете, что на одного бурильщика из Якутии будет безмерное число бурильщиков, которые не то, что не поставят подпись против поправок, но даже и не узнают обо всей этой истории. Отсюда вопрос: зачем абстрактному бурильщику из Якутии нужно бороться против этих поправок?

— Еще раз: конечно, не бывает людей, которые в 100% случаев куда-то придут и что-то сделают (это уже тоталитаризм). Но задача — ориентироваться на активную часть общества. Нет смысла бороться за голоса тех, кто занимает абсолютно пассивную позицию. Все-таки, хорошо это или плохо, но чаще всего решения принимает не арифметическое большинство, а активная часть общества.

Местное самоуправление после поправок

— Одна из основных претензий к путинским поправкам — это еще большее разрушение и так на ладан дышащей системы местного самоуправления. Но с другой стороны, а было ли в России когда-то настоящее местное самоуправление и как быть с тем, что абсолютное большинство, в том числе активных граждан, даже не понимают толком, что это такое?

— Во многом это так. Даже депутаты часто не понимают, что такое местное самоуправление. Но ведь для того и нужно развитие общества, чтобы постепенно появлялись лидеры мнений, объясняющие людям, что к чему. В России был в свое время опыт земского самоуправления. В начале XX века именно Земский съезд потребовал от Николая II провести реформы. Это был очень мощный рычаг воздействия на власть. Также буквально взрыв самоуправления произошел на рубеже 80-х и 90-х, когда люди, несмотря на безденежье, ринулись управлять своими территориями. Как только появляются условия — возникают и соответствующие примеры успешного самоуправления. И нынешние поправки в Конституцию как раз вызваны тем, что в России началось муниципальное движение. «Школа местного самоуправления», например, активно ездит по России, рассказывая людям, как эффективно отстаивать свои права на таком небольшом уровне. В Свердловской области самый яркий пример — это Асбест. Причем, что важно, авторитарные практики только усиливают стремление людей хоть к какой-то справедливости.

Юлия Галямина во время своей предвыборной кампании. Фото: Василий Петров / Facebook

— Какие главные ухудшения произойдут в системе местного самоуправления в случае принятия данных поправок?

— Пока неизвестно точно, что будет с местным самоуправлением, но одно из основных направлений — укрупнение муниципалитетов (городов, районов и так далее). Это усилит тот процесс, что уже и так шел по всей стране. Чем больше единиц — тем сложнее влиять на развитие. Кроме того, станет сложнее избираться в депутаты. Екатеринбург — яркий пример. У вас на один округ 50 тысяч избирателей, в Москве у меня 25 тысяч на 5-мандатный округ, то есть 5 тысяч на человека. Кроме того, теперь деньги муниципалитетам будут давать в виде субсидий под конкретную задачу, а значит не будет своего бюджета, не будет и свободы в принятии решений. Самоуправление становится попросту органом исполнения.

Наконец, усилится зависимость от вышестоящей власти. Будет еще, вероятно, какое-то влияние на глав муниципальных образований. Вряд ли их прямо будут назначать сверху, но, скорее всего, губернаторы смогут снимать мэров (оппозиционных, например).

— В 2017 году оппозиция впервые получила огромное количество депутатов в московских муниципальных образованиях. И вы стали одним из таких счастливчиков. Можете привести яркие примеры, когда парламентарии тратили деньги, вопреки мэрии?

— Конкретно в моем округе большинство не у оппозиции, но в целом ситуация такая: в Москве денег у муниципальных образований так мало, что просто смешно и хочется плакать. В моем округе все еще не так ужасно, потому что у нас есть ряд переданных полномочий, но таких всего 7 или 8. При этом у нас всего лишь 50 миллионов рублей на 90 тысяч жителей — просто смешно. В Красносельском районе, где большинство у движения «Солидарность» во главе с Ильей Яшиным, бюджет 17 миллионов рублей примерно на 50 тысяч жителей. Тратить их фактически некуда. К тому же деньги уже сейчас сильно зарегулированы. Собственных налоговых доходов буквально несколько миллионов всего и тратятся они преимущественно на нужды аппарата округа. Все, что могут местные советы в Москве — это качественно контролировать то, что передано сверху. Редкий пример успешного муниципального проекта за небольшие деньги — это социальное такси у того же Яшина в Красносельском, которое возит пожилых людей вместо чиновников администрации. Кроме того, в Тверском районе, например, где также оппозиционный состав депутатов, проводят праздники не просто для галочки, а так, чтобы это имело социальный отклик. День донора, например, где можно сдать кровь и получить полезную информацию.

Фото: Darya Kornilova / Facebook

— Создается впечатление, что там, где у оппозиции есть перспективы, «внезапно» кончаются деньги — а там, где есть деньги, у оппозиции нет перспектив, либо ее очень умело задвигают.

— Проблема в том, что есть объективные факторы. В Екатеринбурге, как я говорила, огромные округа, и то при большей политической воли оппозиции, могло бы тут все получится. Часто не хватает людей, понимающих как должна идти работа. Кроме того, даже от «Единой России» в местных советах часто избираются порядочные люди, которые действительно болеют за свой родной край, что-то делают к лучшему. В моем округе могут быть ситуации, когда вполне дружно оппозиция и «единороссы» голосуют за проекты, которые могут даже противоречить интересам мэрии. Разумеется, это не очень частый случай, но он показывает: на уровне местного самоуправления главное не то, сколько тебе дали денег, а то, способен ли ты быть самостоятельным и независимым, обходя любые ограничения. В таких случаях всегда выясняется, что что-то можно сделать. Машина власти тебя давит, но медленно, а общество, как правило, слабее, но изобретательнее. Яркий пример — «ОВД-инфо». Люди увидели проблему и поняли, что нужен ресурс, который бы в режиме реального времени получал и распространял информацию про задержания и аресты на акциях протеста и не только. По сути родился целый институт информационной поддержки в обществе. И никакая репрессивная машина до сих пор не подавила этот прекрасный проект. Или вот ваш сегодняшний митинг. Мы не знаем, как он пройдет, много ли будет народу, но очевидно, что вы взяли и сделали то, что не сделали другие.

— Сегодняшний митинг — это очередная вспышка. До этого такими же вспышками были защита сквера от храма, отмена выборов мэра Екатеринбурга, пенсионная реформа, антикоррупционная повестка Навального, убийство Немцова. Но это все от силы 2−3 повода за год. Что делать простому человеку, который против власти, но у него все время уходит на работу?

Самое элементарное — прийти на опрос по поправкам, голосовать на выборах, подписать наш манифест в интернете. Ситуация двигается, когда мы двигаемся. Всегда можно поговорить с соседом, другом. Слухи — лучший источник информации. Можно кинуть 100 рублей на нужды оппозиционной организации.

Будущее

— В апреле Россия, вероятно, проснется при одном из двух возможных сценариев. Первый — большинство проголосовали за поправки, второй — против. Распишите свое видение дальнейшего хода истории при каждом из двух вариантов.

— Если большинство проголосует «За», то, безусловно, могут усилиться точечные репрессии, несменяемость власти, несамостоятельность, несвобода, несправедливость. Но одновременно это будет отличный повод продолжать работу с людьми, объяснять им, в чем ценность демократических институтов.

Кроме того, если большинство людей проголосуют за поправки, но с небольшим перевесом и особенно, если будут иметь место фальсификации, то начнут происходить массовые протесты и в стране, вероятно, произойдет новый виток политического кризиса.

Фото: Nikolay Petyaev / Facebook

Если большинство проголосует против поправок и власти официально это признают, то мы станем свидетелями огромного политического кризиса, но это не значит, что все будет плохо. Любой кризис — это путь к развитию. Когда у болезни кризис, то пациент имеет шанс полностью выздороветь, потому что появляется способ перейти на новую систему. Главное, конечно, чтобы никакой кризис не перерастал в насилие. Общество не хочет насилия, и слава богу. Как итог — любой исход открывает поле возможности, но лучше, конечно, чтобы не продлевалась агония нынешнего режима, а произошел более естественный переход на другую стадию развития.

— Существует суждение, что многие оппозиционеры, оказавшись у власти, будут вести себя не лучше нынешних правителей. Возможно, кто-то, став президентом, даже не будет отменять путинские поправки в конституцию, оправдывая это необходимостью проведения реформ. Может ли получиться так, что эти поправки сильно затормозят демократическое развитие страны даже при условии скорой смены власти?

— Я полагаю, что в этом мире может быть все, что угодно, но изменение ситуации и приход к власти оппозиции будут связаны с изменениями в обществе. Какой-то переворот к позитивным изменениям не приведет, а вот при условии мирного перехода власти все зависит от самого общества. Будет ли это просто смена лиц без изменений в обществе, или действительно поменяется общество, вопрос открытый. Сейчас среди людей идут перемены, у многих есть запрос на обновление. Оппозиция в любом случае может победить только с опорой на людей. Мы все знаем пьесу «Убить дракона». Просто убить дракона недостаточно, потому что при таком раскладе Ланцелот неизбежно сам становится драконом.

— Чтобы вы в завершении нашей беседы могли пожелать жителям Екатеринбурга, как тем, что выйдут на митинг, там и просто неравнодушным гражданам своего города?

— Во-первых, спасибо за вашу смелость и энергию. Во-вторых, хочу сказать, что нас много и вся страна выражает свое «Нет» тому, что сдерживает наше развитие. Давайте вместе двигаться к России нашей мечты — стране, где люди бы жили свободно, справедливо, все время развиваясь, и которую не стало бы стыдно передать в руки наших детей.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: