«Я только начал зарабатывать, но вдруг оказался на диване в квартире родителей». Как самозанятые екатеринбуржцы выживают в изоляцию – Урал. МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Я только начал зарабатывать, но вдруг оказался на диване в квартире родителей». Как самозанятые екатеринбуржцы выживают в изоляцию

«Я только начал зарабатывать, но вдруг оказался на диване в квартире родителей». Как самозанятые екатеринбуржцы выживают в изоляцию

Пандемия негативно сказалась не только на малом и среднем бизнесе, но и на самозанятых. Сложнее всего пришлось тем, кто оформился как самозанятый в 2020 году, так как выплаты от государства предполагают возврат налогов, уплаченных за 2019 год. Единственное, на что эти люди могут рассчитывать, это получение налогового капитала в размере одного МРОТа — 12 130 рублей.

«Урал. МБХ медиа» пообщалось с самозанятыми екатеринбуржцами, которые в режиме изоляции нашли не только минусы, но и плюсы и открыли для себя новые форматы работы.

Лев Еременко, стендап-комик

«До пандемии я выступал со стендапом за деньги в Москве. Меня приглашали различные организаторы и комики выступать на шоу в баре или ресторане. Зарабатывал я по-разному. В какие-то месяцы хорошо, в какие-то — не очень. В неделю выходил на сцену от 14 до 20 раз. В месяц зарабатывал где-то 40−50 тысяч рублей. Иногда могло быть больше из-за праздников или корпоративов. Зарплата была предельно низкая, чтобы жить в Москве и на что-то копить деньги, но все шло в гору, пока не началась пандемия.

Когда о коронавирусе еще не говорили в России, я приехал на несколько дней в Екатеринбург. За время моего пребывания здесь, объявили о начале карантина в Москве. Я понял, что возвращаться туда смысла нет. Получилось так, что я только начал зарабатывать на своем любимом деле, но внезапно оказался на диване в квартире своих родителей. Живу сейчас на деньги, приходящие мне за разные съемки, которые были до пандемии".

Стендап-комик Лев Еременко во время выступления Фото: личная страница Льва Еременко в соцсети ВКонтакте

Возникали мысли сменить вид деятельности. Они меня преследуют всегда. Но в итоге я всегда прихожу к выводу, что мне не на что менять стендап. И сейчас я просто буду терпеть, пока не опущусь на самое дно. Вообще, я по специальности экономист. Если случится так, что после коронавируса я не смогу заниматься стендапом, то лучше я буду продавцом где-нибудь, чем работать по профессии.

Сейчас комики пытаются найти выход из сложившейся ситуации: делают открытые микрофоны онлайн. Я в этом не участвую. Все мои вещи, в том числе и ноутбук, остались в Москве, а с телефона заниматься этим не очень удобно. Да и, честно говоря, не нравятся мне все эти формы взаимодействия с аудиторией. Может, приду к этому позже. Ну, а пока буду терпеть.

Поддержки от государства я не получил. Насколько я знаю, самозанятым возвращается налог за 2019 год, но тогда я еще не был оформлен как самозанятый".

Флора Бичахчян, джазовая певица

«До пандемии у меня было несколько источников дохода: я давала концерты в барах и ресторанах, выступала на корпоративах и частных мероприятиях, преподавала вокал и вела проекты. В неделю у меня было по три концерта и несколько закрытых мероприятий. Доходы меня устраивали. Их я не разглашаю, потому что сама особых подсчетов не вела.

С началом пандемии моя жизнь, как и жизнь многих людей, значительно изменилась. Фокус сменился с одного на другое. Появилось время на то, чтобы остаться наедине с собой и задуматься о внутренних потребностях. Сейчас у меня происходит период фильтрации. Я зарабатываю намного меньше, но не чувствую неудобств. У меня нет потребности в большом количестве концертов и корпоративов. Не хочу никуда бежать и не уверена, что после пандемии захочу жить прежней жизнью.

Я начала преподавать вокал онлайн и писать песни. Преподавание для меня как инструмент для заработка и самовыражения. Мне интересно делиться своими знаниями и чувствовать синергию с людьми. За несколько месяцев самоизоляции я поняла, что после пандемии хочу давать больше концертов со своими песнями и работать на качество, а не на количество. Если ты что-то делаешь из чувства любви, то можешь не париться на тему денег. Пока что я адаптировалась к существующим ограничениям для того, чтобы сделать прорыв в нечто большее".

Руслан Дильмухаметов, ведущий мероприятий

«До пандемии я зарабатывал на ведении мероприятий — квизов в барах, юбилеях, свадьбах и работал преподавателем в образовательном центре, где вел предмет по публичным выступлениям для школьников. Из-за коронавируса все перешло в онлайн. Компания «Головоломка», где я работаю ведущим, проводит квизы в Youtube. Участникам высылаются ссылки, и мы играем. Дома соорудили небольшую рабочую зону для этого: несколько мониторов, компьютеров, камеру, микрофон, свет. А касаемо преподавания: предмет не самый подходящий, чтобы вести его дистанционно. Детям нужно личное присутствие, живая практика и общение, чтобы получить какие-то значимые результаты. Но пока работаем так. Детям, вроде бы, нравится, а мы стараемся делать занятия интерактивными.

Руслан Дильмухаметов во время выступления Фото: личная страница Руслана Дильмухаметова в соцсети ВКонтакте

С введением в городе режима «самоизоляции» первые две-три недели я вообще не выходил из дома. Потом по важным делам выезжал, но все равно старался большую часть времени быть дома, как сейчас. Резко поменялся режим и привычный образ жизни. Не стало встреч, намного меньше работы, набор заказов на лето тоже застопорился. Некоторые проекты слетели — выпускные.

До пандемии я зарабатывал на проектах в среднем 30−40 тысяч рублей. Сейчас стал зарабатывать на 60−70% меньше. Поддержку от государства не получил, потому что оформился как самозанятый буквально до начала пандемии. Вроде, там есть какие-то нюансы для тех, кто оформился недавно, но я попробую разобраться и получить ее".

Что думают эксперты

Дмитрий Потапенко — предприниматель и управляющий партнер компании «Management Development Group Inc»

«Все самозанятые в результате «карантикул» получили весьма негативный опыт, потому что из их квартир одновременно сделали и тюрьму, и детский сад, и рабочее место, и больницу. Все это, в первую очередь, финансовые затраты, не говоря о психологическом аспекте. Каналы связи и оборудование, которое у самозанятых было ранее, зачастую не предусматривало работу из дома.

Самозанятые люди часто используют для работы кафе, рестораны, коворкинги. Сейчас затраты на это у них поплыли и, по идеи, у них должен был возрасти доход. Но все произошло наоборот: они попали в экономические ножницы, потому что самозанятые обслуживали такой же небольшой бизнес, и большинство из них потеряло источник дохода. По моим прогнозам, это будет носить и дальше массовое явление, потому что сейчас, пока у нас до 1 июля посттравматический синдром — люди попросту бегают по старым местам и пытаются определить, живы ли те, с кем они раньше взаимодействовали. Сейчас все пытаются адаптироваться к тому, что произошло".

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: